Обзор изданий о «конце искусства»

Не сто, а сто десять. Сущностью обещания является избыток. Ибо злом оказалось как раз обещание: Они считают, что мы, опоздав на несколько десятилетий, наконец-то вступили в век. Конечно же, все это происходит с запозданием. Умиротворение случилось само собой благодаря тому, что наш век отождествился с веком . Правительственная идиома охотно называет такое пространство центром. Центр постоянно скрывается из виду.

Социальный поворот в современном искусстве

поп - 8. Именно поэтому он отдает предпочтение отсылающему к вымыслу институту театра. В связи с этим резюмировать несобственное собственное литературы можно в ударе шпаги Дон-Кихота, рассекающего марионеток маэстро Педро. Маэстро Педро — сёрлианец.

Он рассматривает мотив страха в международной и внутренней политике Как отмечает Ж. Рансьер, государственный аппарат (policia) сначала.

Для политической философии Рансьера характерны ряд ключевых понятий: Политика — деятельность, предметом которой является равенство [2]: Несогласие — непреодолимый конфликт между людьми, который заложен в природе человека и проявляется в речевой ситуации , когда один из собеседников сразу и понимает, и не понимает другого. Полиция — символическое упорядочивание социального, направленное на определение доли участия или отсутствия участия у каждой части.

Понятие восходит к работам Мишеля Фуко х годов [3]: Равенство — совокупность практик, направленных на удостоверение равенства кого угодно с кем угодно. Постдемократия — консенсусная система современности, основанная на тождестве общества и индивида и рассмотрении общества как суммы его частей. Несогласие Рансьер Несогласие — фундаментальный концепт философии Рансьера [2]: Это конфликт между теми, кто говорят одно и то же, но подразумевают разное.

Сущность несогласия — в непреодолимом конфликте между людьми, который происходит не от недоразумения, недопонимания или злонамеренности, а от изначальной двусмысленности, заложенной в самой природе человека, в разделении логоса на логику и слово [4]. Политика[ править править вики-текст ] Рансьер прежде всего различает политику и распространенное понятие политической жизни какого-либо сообщества.

Политика в собственным смысле слова есть крайне редкое явление [3]:

Политика и эстетика в фильмах Штраубов Часть третья Перевод: Начало - часть первая , часть вторая. Мы здесь, на этом просмотре, иногда задаемся вопросом, что же нас привело к Штраубам… Можете ли вы, Жак Рансьер, рассказать нам, как вы пришли к их фильмам? Я был очень рад увидеть этот фильм, но не сказал бы, что он знаменует что-то конкретное в моей жизни.

чает страх руководства студий, а иногда и самих режиссеров Рансьер. ЖАК рАНСьер. ЭМАНСиПироВАННый. зритеЛь/ пер. с фр. Д. Жукова.

По Европе опять бродит призрак - 1. После распада СССР и краха Великой Идеи западные эксперты и политологи с удовлетворением почти похоронили теорию о равенстве и справедливом обществе. При этом, стоя над могилой Великой Идеи они всерьёз обсуждали только два варианта: Слухи о гибели Великой Идеи оказались, мягко говоря, преувеличены.

Но вот наступил год и пропели жаренные петухи. Оказалось, что в Европе есть и неравенство, и противоречия, и эксплуатация, и классы с их интересами.

ЭСТЕТИКА И. КАНТА И ЭСТЕТИЧЕСКИЕ РЕЖИМЫ Ж. РАНСЬЕРА

Вопреки своему желанию, я был к этой накладке причастен. Посему я считаю необходимым публично принести свои извинения Алену Бадью, который, как мне известно, ни разу не усомнился, что речь и в самом деле шла о случайности. Подобного рода заседание, как вы знаете, должно иметь форму дебатов, а не восхваления. Я, однако, собираюсь отступить от этого правила:

Тевено. М., ; Рансьер, Ж. Несогласие: Политика и философия. невозможно иначе: всегда мы / В страхе бываем, когда хозяева власть получают.

Наши правители и интеллигенция с готовностью приписывают феномен страха и ненависти широким массам, считая себя людьми, которые стоят выше этих эмоций. Однако правда заключается в том, что в наши дни страхи распространяются именно властями. В этом им способствует такое вездесущее понятие, как безопасность. Это предоставляет возможности для структурной манипуляции массовым сознанием.

Однако я не считаю, что распространение информации и коммуникационных технологий увеличивает степень страха. На самом деле, в обществах, где распространению информации ничто не препятствует, происходят прямо противоположные процессы, поскольку это дает возможность разнообразить источники получения информации, позволяя с большей долей скепсиса относиться к пугающим сообщениям.

Но наши власти действуют иначе. Они сообщают, например, что им стало известно о готовящемся теракте в столице одной из крупных стран. Конечно же, эта информация получается СМИ из секретного источника и, разумеется, ее никак нельзя проверить. Нам остается только верить в правдивость этой информации и, если ничего не произойдет, считать, что власти были хорошо проинформированы и предприняли все меры, необходимые для обеспечения нашей безопасности.

В целом, страх - это функционал государства, и этот функционал двусторонен. Во-первых, государство стремится вселять страх в рядовых граждан.

Вы точно человек?

Четверг, 19 октября В Москве: Во многом это связано с тем, что первая работа этого автора по-русски была опубликована лишь два года назад. Несмотря на то, что Жак Рансьер принадлежит к звёздному сообществу французских философов, он практически неизвестен российскому читателю. Основные же тексты, полностью раскрывающие значение используемых автором понятий и представляющие развитие программных концепций в философской системе, всё ещё не переведены на русский язык.

Жак Рансьер родился в году в Алжире.

Небольшие издательства появляются постоянно. Каждый день находится некто, решивший, что ему как воздух необходимо выпустить бумажную книгу, .

Книга Рансьера предлагает новое понимание действенности визуального искусства, переопределяя роль зрителя и оспаривая традиционные представления об активной и пассивной сторонах театрального события. Теоретики искусства обычно описывают современную зрительскую аудиторию как эстетически и политически пассивную. В ответ художники попытались превратить зрителя в активного агента, а спектакль — в общественное производство.

Рансьер смотрит на эту попытку освобождения совершенно по-другому. Спрашивая, что мы подразумеваем под политикой искусства, он размышляет над тем, чего достигли традиция критического искусства и желание внедрить художественные практики в повседневную жизнь. Рансьер задается вопросом, не стала ли воинственная критика потребления товаров и образов грустным подтверждением его всемогущества.

Жак Рансьер: искусство – это ненаправленный взрыв

В Фигурах Истории Рансьер предлагает нечто большее, чем доступное введение во взаимосвязь между эстетикой и различными режимами власти, раскрывает формы эстетики как интегрального способа мыслить о нас самих как народе; он детально структурирует современную историю искусства, чтобы вступить в борьбу за освобождение молчащих и невидимых под гнетом символического рабства.

Англо-американский интерес к Рансьеру явно нарастает: Это напрямую сталкивает его с двумя выдающимися современниками: Джоржио Агамбеном и Аленом Бадью. Рансьер сам говорит о различиях с Бадью, особенно это касается споров об эстетике и вопросов связанных с истиной, всеобщностью и идеей об обществе которое грядет. Фигуры у Рансьера воплощают трагедии современности.

Жак Рансьер прочитал этот фильм как обвинение кинематографа в . языку единожды и окончательно — и свободно может писать о любви, страхе.

. Главная тема его исследований — отношения между искусством и политикой. Во время разговора, он то и дело смотрит в потолок, и многие слова повторяет по три-четыре раза, порой забывая закончить предложение. Спустя три года Рансьер публично порвал с Альтуссером из-за разногласий по поводу студенческих волнений году. Конфликт с марксистом Алтуссером заставил Рансьера посвятить долгие годы изучению социально-исторической составляющей знания и невежества, зачастую в самом неожиданном, с традиционной академической точки зрения, политическом контексте.

Рансьер хотел понять, в чем состояли традиции рабочего класса, и как они были нарушены марксистской идеологией. На какое-то время, это даже заставило Рансьера отказаться от философского дискурса как такового. Сравнивая дневники плотника, жившего в девятнадцатом веке, и классические философские тексты, Рансьер обнаружил их концептуальное сходство.

В своих более поздних работах он пытается ответить на вопрос, каким образом приписанные словесные ярлыки влияют на бытие, в частности, бытие эстетическое. Свои взгляды Жак Рансьер кратко сформулировал так: Сообщества, в котором всё разделяется по принципу способности объекта к выполнению определенной задачи. Что есть политическое сообщество?

По Европе опять бродит призрак - 1.

Народ, толпа и мнимый популизм Ни дня не проходит без критики, которая со всех сторон доносится в адрес популизма и рисков, с ним связанных. Но не так уж просто понять, что означает само это слово. Ни дня не проходит без критики, которая со всех сторон доносится в адрес популизма и рисков, с ним связанных.

Множество людей написали на тему, что современные государства торгуют страхом (об этом писали: Элтейд — в США, Рансьер — во Франции.

Прием нищеты — это как раз опыт утраты навыков письма. Никто не обязан принимать всю нищету мира. Существуют демоны, которых определяют точно, но всегда слишком поздно или слишком отдаленно: Он не возвращается к своей отвергаемой особости, но обретает в ней новую человечность. Она — эквивалентный результат того и другого: Социальное становится вновь инстанцией смутного.

Основная гипотеза здесь такова: Для нас это означало, что у нас произошло нечто, сделанное от нашего имени; нечто отняли у нас в двух смыслах. Стало быть, политическую сцену здесь осветило отнюдь не слепящее солнце. Зато мы могли деидентифици-роваться по отношению к государству, убившему их и убравшему из всех подсчетов. Но ведь дело другого как политическая фигура есть, прежде всего, деидентификация по отношению к некоторой самости.

Эта идентификация смогла стать принципом политического действия, а не только жалости, в силу отчетливой причины:

Рансьер Ж. На краю политического - файл 1.

Жан-Луи Деотт Рансьер и исчезновение аппаратов Мы присутствуем при технологическом повороте эстетики, вслед за языковым поворотом, вызванным англо-саксонской философией с одной стороны и структурализмом с другой. Если бы мы искали теоретическую модель, чтобы охарактеризовать логические дуэты, которые в череде книг Жака Рансьера об эстетике следуют друг за другом, уточняют или дополняют друг друга, нам следовало бы искать аналогии в физике вихревых потоков, или же в иной области, в генетике, в двулопостной изогнутости ДНК.

Но подобным образом структурированный дискурсивный поток несёт свои воды между двух добровольных ограничений, его берегов:

Рансьер же утверждает, что вообще нет эстетики без политики, это одной из причин нового страха, сковывающего, по Пиранделло.

Мировое правительство Жак Рансьер Нам следует с большой подозрительностью относиться к понятию"массовый страх". Наши правители и интеллигенция с готовностью приписывают феномен страха и ненависти широким массам, считая себя людьми, которые стоят выше этих эмоций. Однако правда заключается в том, что в наши дни страхи распространяются именно властями.

В этом им способствует такое вездесущее понятие, как безопасность. Оно объединяет в себе все опасности, которые только могут угрожать отдельному человеку и всему обществу, превращая"небезопасность" в нашу ежедневную реальность и в форму нашего сознания Наши политические лидеры с радостью выступают в роли"спасителей", пекущихся о нашей безопасности. Это предоставляет возможности для структурной манипуляции массовым сознанием.

Однако я не считаю, что распространение информации и коммуникационных технологий увеличивает степень страха. На самом деле, в обществах, где распространению информации ничто не препятствует, происходят прямо противоположные процессы, поскольку это дает возможность разнообразить источники получения информации, позволяя с большей долей скепсиса относиться к пугающим сообщениям. Например, если вы введете слово"терроризм" в поисковик своего компьютера, то вас не испугает разнообразие источников информации, которые вы найдете.

Но наши власти действуют иначе. Они сообщают, например, что им стало известно о готовящемся теракте в столице одной из крупных стран. Конечно же, эта информация получается СМИ из секретного источника и, разумеется, ее никак нельзя проверить. Нам остается только верить в правдивость этой информации и, если ничего не произойдет, считать, что власти были хорошо проинформированы и предприняли все меры, необходимые для обеспечения нашей безопасности.

В целом, страх — это функционал государства, и этот функционал двусторонен.

Парадокс о зрителе: «Эмансипированный зритель» Жака Рансьера

Европа Когда-то казалось, что классовый конфликт ясен и понятен. С того момента, когда Маркс и Энгельс написали о могильщике, прошло года. Но истина оказалась почти прямо противоположной. Пролетариат отнюдь не похоронил капитализм, напротив, он делает все, чтобы тот остался жив. Переутомленные, мало получающие рабочие, якобы освобожденные самой масштабной социалистической революцией в истории китайской , доходят до грани суицида, чтобы люди Запада играли со своими айпэдами.

воззрения основаны не на страхе наказания за инакомыслие. 2 Рансьер Ж. До и после 11 сентября: разрыв в символическом строе.

Политика и полиция в литературном обиходе Просмотров: , Задача каждой из коллективных монографий, выходящих в рамках серии, — оценить вклад того или иного современного теоретика в развитие того или иного проблемного поля; ср. Как-никак во Франции особенно, может быть, в Париже думать — значит писать, в том числе литературные тексты или тексты о литературе. Ряд литераторов, по поводу которых он развивал свои идеи, тоже внушителен: Оба эти списка могут быть распространены. В обширном Введении обсуждается базовое для мысли Рансьера различение трех режимов существования искусства: Привязка режимов к историческим эпохам предполагается, но очень условна — с тем же успехом их можно рассматривать как сосуществующие во все времена.

Ошо. Корень всех страхов. Что такое страх. Читает Nikosho